Оглавление номера

"Сибирское наследие"

2004

№ 6/7



ШКОЛА НАВИГАЦИИ И ГЕОДЕЗИИ

В связи с начавшимися с XVIII в. активными научными исследованиями Сибири ощущалась острая потребность в специалистах геодезического профиля. В 1745 г. вице-губернатор Л. Ланг открыл в Иркутске школу геодезистов, назначив учителем чиновника своей канцелярии Иоганна Брокмана. Один из первых инструментов – теодолит, школа получила от экспедиции Академии наук, находящейся в то время в Иркутске.

В 1754 г. в Иркутске была открыта и школа навигации. Её учреждению также способствовало освоение Сибири. В 1753 г. Сенат удовлетворил ходатайство Иркутского губернатора В.А. Мятлева прислать геодезистов для описания забайкальских рек Ингоды, Аргуни и Амура. Однако Сенат решил, что впредь «будет удобнее иметь в Сибири собственных специалистов» и тем же указом повелел Мятлеву «завести в Иркутске навигацкую школу для описания как рек, так и других мест». По уставу школы она находилась в ведении губернатора. Полагалось сообщать ему «об успехах учеников и о годных из них к употреблению для исполнения дел». Ассигновалась школа из казны. На должность управляющего школой смотрителя Москва определила служившего во флоте надворного советника Есипова «по его морской практике и искусству иметь ему смотреть за навигацкою школою». Из Петербурга направили учителей и необходимые учебные пособия: арифметики, аспидные доски, на которых писали ученики, 100 различных карт, 2 теодолита, книги полного собрания сочинений о навигацких науках, набор циркулей и прочее.

Уроки вели геодезисты – подпоручик Юсупов и прапорщик Бритов. Изучались в школе многие предметы: арифметика, грамматика, черчение, геометрия, тригонометрия, алгебра, астрономия, рисование, геодезия, архитектура «с присоединением судостроения» и мореходство.

В 1756 г. Есипов умер. Смотрителем школы назначили секунд-майора М. Татаринова, управляющего Иркутской адмиралтейской части. Он ввёл в школе преподавание иностранных языков и выхлопотал, чтобы ученики по окончании школы выпускались с обер-офицерским чином, что позволяло получать более высокое жалованье.Логотип Федеральной службы геодезии и картографии

После административной реорганизации Сибири 1782 г. образовано Иркутское наместничество, и навигацкая школа в 1783 г. перешла в введение Иркутского Приказа общественного призрения. Руководил школой губернский землемер граф Сойке.

Устав ограничивал приём в школу, допускались в основном дети тех, кто служил по морскому или адмиралтейскому делу. Возраст учеников точно не был определён, и рядом с четырнадцатилетними юношами находились ученики весьма почтенного возраста, да и время обучения не ограничивалось.

По штатному расписанию полагалось 50 учеников. Почти сразу школа разделилась на два отделения – навигации и геодезии. После её окончания ученики отправлялись для описания рек, определялись штурманами на Байкал и Охотское море на казённые и частные суда. В 1772 г. адмиралтейств-коллегия затребовала сразу 40 выпускников на штурманские должности: 20 – в Петербург и 20 – в Охотский порт.

Специалисты требовались по всей Сибири, их направляли и геодезистами, и штурманами, и учителями, и на «горные должности», и даже лекарями. Они вели и метеорологические наблюдения, и научные исследования.

Выпускники-геодезисты откомандировывались на север и восток сибирской тайги для съёмки планов, измерения и описания совершенно неизученных территорий по Алдану, Амуру, Шилке, другим рекам. Специалистов не хватало, поэтому часто ученики определялись на службу, ещё обучаясь в школе. Так, в 1789 г. учеников в школе числилось 44. Некоторые из них находились в чертёжной при губернском землемере и «при архитектурных делах», другие – в командировках для описания земель, а также на «цивильных» (т. е. гражданских) постройках и в пограничных крепостях. Семь человек были откомандированы в секретную экспедицию Биллингса, безуспешно пытавшегося пройти в Тихий океан через Северный ледовитый.

Наибольшее количество выпускников навигацкой школы приходилось на 70–80-е годы (до 60 человек) в бытность её смотрителем Михаила Татаринова. В это время школу навигации и геодезии активно поддерживали генерал-губернаторы, и даже временами лично участвовали в учебных делах школы.

Тогда же при Иркутской школе навигации и геодезии открыли и школу японского языка. Её перевели из Петербурга, где японская школа существовала с 1736 г. Правительство нашло, что готовить переводчиков лучше в Иркутске, ближе к тихоокеанским границам России: планировались различные научные экспедиции для изучения восточных морей и островов, к тому же Россия очень хотела завести торговые отношения с Японией, почти закрытой для внешнего мира страной.

Учителей перевели из Петербурга. Среди них были и японцы, некогда попавшие в кораблекрушения и выброшенные на русский берег, и русские, достаточно овладевшие японским языком. Результаты его изучения в иркутской навигацкой школе были заметными. Один из учеников составил русско-японский словарь. Школа подготовила переводчиков, как для торговых судов, так и для учёных экспедиций.

Затем постепенно школа стала приходить в упадок, сокращалось число учеников, не стало учителей. И в 1795 г. Иркутский губернатор Б.Б. Леццано распорядился присоединить школу навигации и геодезии, где оставалось всего 22 ученика, к Главному народному училищу, но всё-таки оставляя её самостоятельным подразделением с дополнительным финансированием.

Адмиралтейств-коллегия, помня былые заслуги школы навигации и геодезии и понимая её необходимость для страны, не хотела терять это учебное заведение. Находившийся тогда в Иркутске вице-адмирал Фомин разработал проект преобразования Иркутской Навигацкой школы по типу штурманской школы в Кронштадте. Предполагалось увеличить число учеников, построить новое здание, значительно повысить ассигнования на её содержание. Но сказалась неуклюжесть бюрократической машины и отдалённость Иркутска от столицы. Специалисты высокого уровня, способные преподавать в такой школе, были тогда большой редкостью и всегда имели возможность устроиться в Петербурге или в Москве. Проект не был осуществлён. Как, впрочем, и другие проекты, например, о преобразовании школы в чисто геодезическое училище или училище землемеров.

Между тем, школа Навигации и геодезии находилась при Главном народном училище в очень неопределённом положении ещё много лет. Родители неохотно отдавали в неё своих детей, которых, почти мальчиками, посылали в далёкий Охотский край. Тяжёлая служба оплачивалась плохо, нормы довольствия устанавливали столичные чиновники, часто не имевшие представления о суровом сибирском крае.

Местное начальство понимало всю сложность положения и негласно делало уступки от устава. Многих изменений добился директор училища Е.Ф. Кранц. В 1805 г. разрешено было принимать в школу не только детей морских служащих, но и детей сибирских дворян, боярских детей и казаков.

До 1811 г. длилась переписка между Иркутском и столицей. И, наконец, решено в организации управления школой перейти к тому положению, какое она имела на момент основания, т. е. подчинить губернатору. Неофициально это было разрешением на закрытие навигацкой школы. Губернатор незамедлительно воспользовался ситуацией и постановил упразднить школу.

Среди выпускников были выдающиеся личности. Это Антон Лосев, землемер и один из первых иркутских архитекторов, директор Иркутской мужской гимназии известный ботаник С.С. Щукин, сибирский литератор и публицист Н.С. Щукин.

«Навигацкие школы составляли одно из любопытнейших явлений своего времени. Они вообще принесли много пользы там, где были учреждены, а в Сибири, при общем недостатке средств к образованию, может быть даже более, нежели в других местах», – писал иркутский учитель гимназии, историк XIX в. И.В. Щеглов в своей книге «Хронологический перечень важнейших данных из истории Сибири».

Антонина Шинкарёва

 

Оглавление номера "Сибирское наследие" 2004

№ 6/7